Юридическая помощь по взысканию убытков

подготовка исков, представительство в суде

(351) 233-50-35

Цены на услуги ЗДЕСЬ

Новые разъяснения ВС РФ о взыскании упущенной выгоды.

24 марта 2016 года Пленум Верховного Суда выпустил новые разъяснения по вопросам о применении законодательства об обязательствах (Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 №7).

Напомню, что в последние годы полным ходом движется реформа гражданского законодательства. Федеральным законом от 08.03.2015 №42-ФЗ были внесены очередные масштабные изменения в ГК РФ, вступившие в силу 01.06.2015г. Теперь, почти год спустя, ВС РФ решил разъяснить новые положения.

Постановление Пленума содержит множество важных толкований, так же, как и сам закон содержит множество важных новшеств, однако, наиболее интересными мне показались позиции Верховного Суда по вопросам взыскания упущенной выгоды.

Судебная практика свидетельствует о том, что взыскать упущенную выгоду крайне сложно. Суды мотивировали свои отказы как отсутствием доказанной причинно-следственной связи между нарушением права и убытками, так и отсутствием возможности достоверно определить размер упущенной выгоды.

И действительно, всегда очень трудно доказать, что при отсутствии нарушения права истец гарантированно получил бы определенный доход, ведь всегда возможно наступление и иных обстоятельств, препятствующих получению прибыли. Таким образом, норма о взыскании упущенной выгоды оставалась фактически «мертворожденной».

В новом Постановлении ВС РФ попытался устранить данную проблему правоприменительной практики, указав следующее:

1. « … в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения.

Например, если заказчик предъявил иск к подрядчику о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда по ремонту здания магазина, ссылаясь на то, что в результате выполнения работ с недостатками он не смог осуществлять свою обычную деятельность по розничной продаже товаров, то расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено.

Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором» (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24.04.2016 №7).

Таким образом, Верховный Суд предлагает обосновывать размер упущенной выгоды не только объемом уже заключенных контрактов, которые с высокой вероятностью могли принести доход при отсутствии нарушения права, но и просто обычным размером выгоды, извлекаемой кредитором в процессе хозяйственной деятельности, которая по вине должника была нарушена. Полагаю, что появление такой позиции в документах, выпущенных Верховным Судом, может серьезно изменить практику по названной проблеме.

2. Верховный Суд напомнил судам о положениях п.5 ст. 393 ГК РФ, внесенных тем же законом от 08.03.2015 №42-ФЗ, в соответствии с которыми размер убытков в целях их взыскания должен определяться не с точностью до копейки, а с разумной степенью достоверности. Указанная норма является крайне важной в тех случаях, когда сложно точно рассчитать размер убытков, в частности, для рассмотрения исков о взыскании упущенной выгоды.

Более того, даже невозможность определить размер убытков с разумной степенью достоверности не должна становиться препятствием ко взысканию убытков. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (п. 5 ст. 393 ГК РФ, п. 4 Постановления Пленума). Однако, как именно и на основании каких документов суд должен определять размер убытков, «исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности» по-прежнему не понятно. Полагаю, что данная норма, будучи принципиально новой для нашей правоприменительной практики, требует не пустого ее повторения в Постановлении Пленума, а детального разъяснения на примерах конкретных ситуаций.

3. Крайне важным можно назвать разъяснения по вопросу об установлении причинно-следственной связи между причинением вреда и возникшими убытками. Суд указал, что:

«Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается. Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков» (п. 5 Постановления Пленума).

Таким образом, Верховный Суд отсек разнообразные доводы умозрительного характера о том, что, якобы, возникновение убытков могло быть следствием и иных причин.

В дополнение хочется отметить, что все разъяснения о взыскании упущенной выгоды, данные в названном Постановлении Пленума, относятся, прежде всего, к убыткам, вызванным ненадлежащим исполнением обязательства (ст. 393 ГК РФ). Однако, можно предположить, что рассмотренные позиции ВС РФ будут применяться и к иным случаям взыскания убытков.

Материал подготовила Татьяна Скворцова.


Запишитесь на юридическую консультацию по взысканию упущенной выгоды

(351) 233-50-35

Цены на консультации ЗДЕСЬ

показать другое число